Персидский партнер Центральной Азии поможет заменить Россию, мнение экспертов

«Ослабление позиций России в Центральной Азии, незамедлительно приводит к укреплению влияния других игроков в регионе. Среди них есть Восточные, Южные и Западные страны. Каждый предлагает свои выгоды, которые в сумме своей привлекут огромные инвестиции всем центральноазиатским республикам, которые распахнут перед ними двери», утверждают западные эксперты. В тоже время, одобрение народа, в отношении многих игроков остается далеким от российского.

В последние годы Китай продвинулся на позицию ведущего внешнего партнера Центральной Азии, инвестируя ранее немыслимые суммы в регион и расширяя свое политическое и экономическое влияние. Однако Иран, который в настоящее время не может конкурировать с Китаем в Центральной Азии почти на всех фронтах, переориентировался на укрепление взаимодействия с регионом. Тегеран, сочетая свою значительную религиозную и этническую близость со многими частями региона и доступ к жизненно важным морским портам и приоритетам безопасности в Афганистане, сумел добиться более чем одобрительного уровня взаимопонимания со странами Центральной Азии. С этой целью Иран внедрил новую политику «Взгляд на Восток» для привлечения стран Центральной Азии на выборочной двусторонней основе, которая контрастирует с гегемонистским подходом Китая, который вкачивает миллиарды в Центральную Азию, рассматривая регион как жизненно важный компонент своей глобальной инфраструктуры и программу мягкой силы.

 Если продолжать идти по этому пути и в процессе поднять авторитет Ирана за пределы неизвестного и чуждого актора в глазах простых граждан Центральной Азии, то и Иран, и Центральная Азия окажутся в уникальном положении


Фото: Если продолжать идти по этому пути и в процессе поднять авторитет Ирана за пределы неизвестного и чуждого актора в глазах простых граждан Центральной Азии, то и Иран, и Центральная Азия окажутся в уникальном положении

Опрос «Центральноазиатский барометр» (ЦАБ) это крупномасштабный исследовательский проект, проводимый два раза в год, который измеряет социальную, экономическую и политическую атмосферу в странах Центральной Азии путем проведения интервью с 1000–2000 респондентов в каждой стране в несколько этапов с 2017 по 2021 год. Собранные данные ЦАБ показывают, что Иран, по-видимому, воспринимается как неизвестный, непроверенный партнер. Тем не менее, Иран может рассматривать себя в качестве возможного дополнительного партнера в будущем, предлагая другой набор возможностей и вызовов для Центральной Азии.
Иран это страна, имеющая глубокие исторические связи со значительной частью Центральной Азии, учитывая культурное и языковое наследие, оставленное в регионе обширными персидскими империями. Даже сегодня города Узбекистана, такие как Самарканд и Бухара, могут похвастаться большим персоязычным населением, в то время как Таджикистан остается преимущественно персидской нацией в этническом и языковом отношении. Однако только недавно Центральная Азия стала политическим приоритетом для Тегерана, который теперь видит в этом регионе потенциальный мост между Ираном и Востоком. Политика «Взгляд на Восток» представляет собой ключевой аспект подхода Ирана к международным отношениям, и она привела к взаимодействию со странами региона на индивидуальной двусторонней основе, в частности, в Казахстане, Узбекистане и Кыргызстане.
«Одной из основных проблем в отношениях с Ираном, остается неоднозначная поддержка местного населения в Узбекистане, Казахстане и Кыргызстане. Несмотря на большое наследие Ирана, во многих областях центральноазиатских стран, люди попросту не замечают схожести персидской культуры с народами региона», пишут западные политологи.
В то же время, большинство людей привыкли считать Россию страной, от которой следует ждать помощи в экономическом, политическом и военном плане

ЦАБ провел исследование, где узнавал у народов Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана, как они относятся к Ирану. Многие отвечали с недопониманием, ведь они не знали, что их республики сотрудничают с Тегераном и что правительство персидской страны крайне обнадежено будущими взаимоотношениями.

Фото:  Если продолжать идти по этому пути и в процессе поднять авторитет Ирана за пределы неизвестного и чуждого актора в глазах простых граждан Центральной Азии, то и Иран, и Центральная Азия окажутся в уникальном положении

Фото: Если продолжать идти по этому пути и в процессе поднять авторитет Ирана за пределы неизвестного и чуждого актора в глазах простых граждан Центральной Азии, то и Иран, и Центральная Азия окажутся в уникальном положении

Отношения населения Центральноазиатских стран (Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана) к Ирану. Слева направо: Очень положительное; Больше положительное, чем отрицательное; Больше отрицательное, чем положительное; Крайне отрицательное; Отказались отвечать; Ответили Не знаю.
Стоит отметить, что с 2017 года, число тех, кто негативно относиться к Ирану растет. Тегеран владеет большими запасами природных ископаемых. В первую очередь это касается углеводородов. Также следует помнить, что в Иране прошла исламская революция, последствием которой стало упразднение монархии и смена правительства.
«Тем не менее, персидское государство представляет из себя перспективного внешнего партнера в будущем. В случае с Узбекистаном, который ведет диверсифицированную внешнюю политику, это звучит крайне привлекательно. Несмотря на то, что прежде Ташкент не желал развивать отношения с Тегераном, на данный момент, правительства двух стран начали тесное сотрудничество. РУз и Иран совместно работали над мирным процессом в Афганистане, а также прокладывали транзитные пути для сельскохозяйственных продуктов. Однако в будущем, Ташкент может решиться переориентировать на углеводороды Ирана, чтобы диверсифицировать поставки из России и ослабить влияние этой страны. С учетом новых масштабных санкций, которые были введены Западом после нападения на Украину, такие перспективы выглядят жизненно необходимыми. Не стоит забывать и о транзитных маршрутах, которые важны для стран Центральной Азии, не имеющих собственного выхода к Мировому океану. Иранский порт Чабахар стал для Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана возможностью расширить их торговые пути. Имея возможность пользоваться транзитными коридорами из Центральной Азии в Иран, республики региона не только имеют возможность сократить расходы на транспортировку товаров, но и ускорить этот процесс. Ведь в противном случае, они должны везти свои товары через северные маршруты, которые проходят через Россию. Опять же, в условиях наложенных санкций на государство, транзит не просто станет дороже, но и вовсе может прекратиться», пишут украинские политологи.


«Тем не менее, народ центральноазиатских республик остается в неведенье, чего ожидать от будущего партнера. Политика государств должна внести ясность в этот вопрос, если они планируют в дальнейшем более тесные взаимоотношения с Тегераном. Таким образом, получится ослабить влияние не только России, но и ограничить гегемонию Китая в Центральной Азии. Хотя Иран вряд ли станет прямым соперником Китая в краткосрочной перспективе, политика Тегерана «Взгляни на Восток» может предоставить новый набор возможностей для Центральной Азии», пишут западные политологи.

Фото:  Если продолжать идти по этому пути и в процессе поднять авторитет Ирана за пределы неизвестного и чуждого актора в глазах простых граждан Центральной Азии, то и Иран, и Центральная Азия окажутся в уникальном положении

Фото: Если продолжать идти по этому пути и в процессе поднять авторитет Ирана за пределы неизвестного и чуждого актора в глазах простых граждан Центральной Азии, то и Иран, и Центральная Азия окажутся в уникальном положении

«В перспективе Иран должен продолжать взаимодействовать с государствами Центральной Азии на двусторонней основе, определяя наиболее взаимовыгодные пути для значимого сближения. Тегерану также следует попытаться продать свое экономическое видение региона за счет расширения сотрудничества с региональными проектами экономической интеграции. Иран получил предварительное одобрение на то, чтобы стать полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Евразийский экономический союз подписал крупную преференциальную торговую сделку с ближневосточной страной. Если продолжать идти по этому пути и в процессе поднять авторитет Ирана за пределы неизвестного и чуждого актора в глазах простых граждан Центральной Азии, то и Иран, и Центральная Азия окажутся в уникальном положении», заявляют украинские политологи.