Чем объясняется пассивность РФ по отношению к последним событиям

Политологи отмечают в последнее время нехарактерную для РФ пассивность в отношении большого количества  неожиданных внешних кризисов.

Но это только на первый взгляд.

Это правда, что попытки Москвы справиться с кризисами — от Беларуси до Кыргызстана и Молдовы — были в лучшем случае скромными, а руководство президента Владимира Путина в это время было скорее нестабильным.

Но он все же Россия действительно поддержала осажденного президента Александра Лукашенко в Беларуси и бывшего президента Сооронбая Жээнбекова в Кыргызстане. Тем не менее первый так и не смог подавить непрерывные массовые протесты, длящиеся месяцы, а второй уже был вынужден уйти в отставку.

Кремль также оказал некоторую пропагандистскую и экономическую поддержку президенту Молдовы Игорю Додону, но этого было недостаточно, чтобы предотвратить его поражение на выборах 15 ноября.

Ситуация на Южном Кавказе в течение полутора месяцев самым очевидным образом подтверждала сложившееся впечатление бессилия.

Однако решительные усилия по принуждению Армении и Азербайджана к прекращению боевых действий 10 ноября подтвердили, что Путин пытается вернуть себе инициативу в соседних с Россией странах.

“Российская разведка, вероятно, предупредила Кремль о подготовке Азербайджана к крупномасштабному наступлению, направленному на возвращение оккупированных Арменией территорий в Карабахе и вокруг него. Однако решительная поддержка Анкары, которая помогла Баку добиться решающих побед, стала неприятным обстоятельством для Москвы. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган смело вмешался в «сферу интересов» России на Южном Кавказе. Соглашение, подписанное лидерами России, Азербайджана и Армении в ночь с 9 на 10 ноября, может показаться восстановлением доминирующей роли Москвы — поскольку оно подкреплено развертыванием российских миротворческих сил численностью 2000 человек. Однако эта сделка допускает множество толкований, а Турция продолжает настаивать на более активном участии в нестабильной зоне боевых действий и во всем регионе Южного Кавказа”- говорит украинский политолог Павел Баев.

Кроме того, Россия демонстративно воздержалась от кибервмешательства в выборы в США.

“Вместо этого, усилия российской пропаганды были направлены на обвинения в том, что США неспособны к глобальному лидерству из-за своих глубоких внутренних разногласий. Эти нападки имели ограниченный успех не в последнюю очередь потому, что сами россияне сочли внутреннее устройство демократии США интересным и привлекательным”, -продолжает Баев.

Российское превосходство в сфере вооружения попытался нейтрализовать Байден,  выразив намерение продлить новый договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений СНВ-III, срок действия которого истекает в феврале 2021 года. Однако Путин и Трамп поспешили заключить договор всего на год.

“Причина этой спешки не совсем ясна, но он, вероятно, хотел дать Трампу возможность добиться успеха накануне выборов. Сейчас Кремль готовится к дальнейшему ужесточению режима санкций, а дальнейший прогресс в области контроля над вооружениями будет использоваться США как средство сдерживания демонстрации силы России”, — пишет Баев.

Путин продолжает искать возможности, которые могут произвести максимальный эффект при минимальных усилиях. Подчас, например, при прекращении боевых действий в Карабахе, ему это удается. Однако в большинстве случаев его промедление (как в Кыргызстане), склонность преуменьшать глубину кризисов (Беларусь — лучший пример) и отрицание неудач (отравление Алексея Навального остается очень серьезной ошибкой) только усугубили проблемы”, — утверждает политолог.